17:45 21.01.2013
Елена Левицкая опубликовала запись

Людмила Лазарева. Гуси-лебеди

Здравствуйте, друзья!

Знакомьтесь с писательницей Людмилой Лазаревой — "вечной странницей и искательницей", как она сама себя называет.

Недавно вышел сборник рассказов и маленьких повестей "Неделимый свет", в своем роде автобиографический, написан по мотивам рассказов бабушки Людмилы. И на нашей страничке сегодня печатаются "Гуси-лебеди" — один из рассказов из серии "За жизнь".

Итак, наслаждайтесь...

Посвящается бабушке,
Захватовой Татьяне Васильевне.

С любовью от внучки.

ГУСИ-ЛЕБЕДИ

Послушайте, Татьяна Васильевна, произнес Витька, как будто извиняясь, вы вот так интересно рассказываете. Вроде бы со стороны. Будто не вы вовсе. Это почему?

Да потому, милок, что я живу сегодняшним днем, – ответила бабушка Таня. А те слезы высохли, как шелуха на луковице. По количеству шелухи только и можно определить, какова она была, зима-то… Лютая… Что было – прошло. Выжили. И поверь, не слишком и плакались. Просто жили. Иногда с надрывом. Но смеялись больше. На небо смотрели, бога в душе не забывали. И сами не плошали. А то как же?

Бабуль, расскажи, какая ты в детстве была?

* * *

Семья маленькой Танечки жила в Корсуне, что на Украине. Дом, в котором она родилась, стоял на берегу Днепра, на холме. Здесь русло реки только начинало набирать силу, и река текла так себе. Не река, а реченька… На обратной стороне берега в тени густых деревьев красовался аккуратный дворец. Это была одна из резиденций царя-батюшки Николая Второго. Жила во дворце настоящая принцесса – одна из сестер царя. Княгиня жила ‒ не тужила, люду простому помогала, себя в обиду не давала. Был у нее муж – офицер. Красавец! Служил отечеству верой и правдой. Да бог с ними пока. Поговорим о семье Тани.

Мама Оксана веселая была, заводная! Хохотушка, аккуратистка… А готовила как! Не было ей равных в приготовлении пирогов да сдобы. Папу Василием звали. Два старших брата обожали маленькую сестренку, души в ней не чаяли, баловали. Хотя и не принято было в семье сюсюкать.

Множество дядюшек и тетушек часто захаживали в гостеприимный дом. Кто-то из них имел большой участок леса рядом с городом и «лесничил» там себе. Кто-то работал на сахарном заводе, кто-то держал дома на Крещатике (самая красивая улица в Киеве). Готовила мама Оксана не только своим домашним. Принимала заказы и на княжеский стол.

Как вечером детям строжайше запретят на улицу выбегать – значит, каждый знает, будет мамушка над ромовыми бабами в русской печи колдовать. Она тесто такое делала, что даже двигаться по просторной комнате нельзя было. А хлопнешь дверью на улицу, воздух холодный в дом залетит – все! Опустится тесто – потом не поднимешь. Вся работа насмарку!

Специально для особенных торжеств (для дворца за рекой) держала семья и стаю белых, как снег, гусей. Откармливали их по строгой диете. Неделю только травку давали щипать. День в загоне держали и подчевали лущеными грецкими орехами. Дерево грецкого ореха во дворе росло. Огромное. Мешков пять по осени собирали. А чтобы мясо у гусынь особенно вкусным да мягким было – подвешивали самых больших птиц в сетки, чтобы ножками они по земле не ходили. Так же кормили и поросят. Висит порося в сетке, как в люльке качается. Его с рук кормят, моют, убирают все вокруг, чтобы чистота и порядок везде были. А как придет пора за стол гостей созывать – так всегда угощение царское не только у княгини было. Баловал отец семью.

Но однажды приключилась в доме странная история. Так, мелочь. В один из летних дней пала вся стая гусиная.

‒ Оксана! Ты чем гусей кормила? Что делать-то будем? Смотри, во дворе дохлые валяются! Все! ‒ вскипел по утру Василий.

‒ Отчего птица пала, не ведаю, дорогой. Я вчера вино вишневое цедила. За гусями Танюша присматривала. Жалко, сколько добра пропало! Есть такое мясо никому не позволю. Буди детей. Хоть перо ощипать, на подушки, – расстроилась жена.

‒ Подушки, перины… Чем у тебя голова забита? Неладное в доме творится! Где я еще таких гусынь найду? Целых пять штук на днях пожарить надобно! Гости к княгине пожалуют. Не хорошо это. А между тем, она обещала Танюшу в гимназию определить, в свою, что при дворце. Аль забыла? И денег за учебу даже брать не будет! И все за доброе к нам отношение! За твою выпечку, да за особенное мясо птицы! Дети! Вставайте, пока заря да соседи еще спят.

‒ Не кипятись, дорогой. Танюша пойдет в гимназию. Дитятко, ‒ обратилась она к сонной дочери, ‒ ты вчера гусей на травке пасла?

‒ Пасла, – потирала кулачками глазки ничего не понимающая Танюша.

‒ А потом в загон всех завела? Дверь на крючечек закрывала?

‒ Не помню! – расплакалась девчонка. – Мама! Гусю жалко! Почему они спят?

‒ Вот пока они спят, давай им перья-то и повыщипываем. Я всем новые подушки сделаю.

‒ Мягкие? – засмеялась Танюшка

‒ А то! ‒ подхватил на руки капризулю отец. – Слезки утри. Маме помогать будешь?

‒ Буду, – согласился послушный ребенок.

…Через два часа вся ощипанная стая рядком была уложена на мусорную кучу, укрыта ветками, подальше от чужих глаз. В кучу обычно ссыпали вырванную траву с огорода, кислую ягоду, выжимки от вина. Здесь тушки гусей нашли временное пристанище. До вечера. Ближе к ночи решили вывезти несчастных подальше да закопать. Не дай бог, заболели чем! Но не пришлось…

Гуси опередили хозяев сами!

Дикий хохот стоял на улице уже часа через два! Выскочили дети из домов, соседки слезы платочками утирают. Мужики за животы схватились и чуть не падают! Цирк-то какой!

Выбежала Танюшка с братьями за ворота. Глазам своим не верит!

Медленной походкой, вперевалочку, грациозно ставя в пыль красные лапки, вышагивала стая их воскресших гусей! Вся птица была тщательно выщипана! Белые крылья на розовых холеных спинах казались еще больше и от этого красивее!

‒ Причесали бедняг! Под ноль!!! Василий Ворон постарался! ‒ закатывались хозяйки.

‒ Нет! Это он свои штучки Оксане показывал, как без боли птицу живьем ощипать можно, – шептала на ушко одна соседка другой. – Не даром говорят, что его дед ведьмак был. У-у! Какой силищи! Вишь, что придумали! Ощипали да на реку отправили, чтобы во дворе не мыть.

‒ Замолчи! Тише! Ишь, как зыркает! Не дай бог порчу наведет, – встрепенулась ее подружка-сплетница. – Они такие! Моя дочь у ейной сестры в няньках ходит. Говорит, сила у них в семье особенная. С княгиней дружбу водят. Ихние детки в гимназии, как при дворе царя-батюшки, учатся. Нашлит-ка себе ровню… Не зря! Ой, не зря, все это!

‒ Глянь! Вот те и на! Что я говорила? Мала еще, а туда же! Заговаривает…

И действительно, было на что посмотреть!

Маленькая Танюша сорвала прутик, подбежала в голой стае гордых гусынь и погнала птиц домой, приговаривая.

‒ Те-е-ега! Те-е-е-га! Тега! Гуси-лебеди летели. Устали. На воду присели. Искупались. А потом по бережку, да домой вприпрыжку! Те-е-е-ега! Тега! Те-е-ега! Домой! Домой!

За ужином сдержанный Василий смеялся от души. Надо же, скольким соседям на язык попали!

‒ Вась! Уймись, – смущенно говорила Оксана, перекидывая тяжелую косу с правого на левое плечо. Густые волосы коснулись ее пят. ‒ Кто ж думал, что Танюшка гусей на ночь не закроет. Они увидели, что я на мусорную кучу выбросила пьяную вишню, и наелись ягоды. Голубушки! До полусмерти наелись!

‒ Не только наелись, а еще и напились! Я сам им остатки вина в мисочку подливал, – вдруг признался старший сын Володя. – Па, не серчай. Коли мне нельзя было вино попробовать, так я решил хоть посмотреть на веселых гусынь.

‒ Ладно! Прощаю! ‒ засмеялся Василий. – А Танюшка то их, Танюшка… «Ге-е-ега! Тега!» ‒ приговаривает… Где только слова нашла такие, чтобы птица за ней, как на веревочке?

‒ Ха-ха-ха! Гуси-гуси, га-га-га! – заливался средний сын. – Пить хотите? Да-да-да!

* * *

Ха-ха-ха! Гуси-лебеди! Что же с ними потом стало? Перо отросло? смеясь, всхлипывал от восторга Витька.

Нет, – ответила Татьяна Васильевна, разглаживая невидимые складочки на скатерти двумя руками. – Птица могла простыть, заболеть. Без пера много не поплаваешь. Пришлось их всех съесть. Что закоптили, что в печи истомилось до золотистой корочки, что на княжеский стол пошло. Жир гусиный отдельно сливался. В зимние холода мы им руки и лица мазали, чтобы не обморозиться. Да мама толчёнку им с поджаренным лучком заправляла – для вкуса. А на подушках из того пера я еще долго сладкие сны видела.

Бабуля, это правда, что у моей прабабушки была толстенная коса? Толстая— претолстая? До пят? перевела разговор Лика. – А прапрадед действительно был ведьмак? Да? С чего вдруг люди такое говорили?

Да. Коса была у мамы знатная. Тяжелая. Голова у нее часто от того болела. Папа даже возил ее во Францию к знаменитым врачам. Ничего не помогало, пока один старичок не посоветовал снять волосы наполовину. Для женщин того времени стрижка не особенно приветствовалась. Но делать нечего. Отрезали косу. Десять килограмм она весила. Правда, правда. Мамины головные боли сразу и прошли.

А как на счет ведьмака? напомнил Витька. – Правда? Да? Не даром у Лики взгляд странный. Как глянет – мороз по коже!

Не знаю. Не скажу. Для меня папа был обыкновенный. Работал он старшим машинистом паровоза. Это как командир самолета в наше время… И людям много помогал – было такое. Помню, книга у отца от прадеда была… Большая. В толстом кожаном переплете. Он ее хранил, как зеницу ока. Я по ней училась читать, когда папа уезжал по работе. Не разрешал он мне ее до поры трогать. А я не слушала. Читала. Только ничего сейчас толком не помню.

Совсем, совсем ничегошеньки? – не унимался Витька. – Что за книга такая, тайная?

Там руки нарисованные были, линии всякие. Рецепты старинные. Как боль снимать отварами, как беду от дома отводить….

Ух, ты! Расскажи! – потребовала Лика.

Может быть, потом. Давно это было. Позабыла я. Начало двадцатого века, как-никак. Столько лет прошло!

Расскажи, расскажи! Я же не отстану!..

Всю книгу можно купить здесь

+9
Просмотров: 2410
Адрес записи: 
Необходимо загрузить аватар
Выразите свою индивидуальность, загрузив уникальный аватар (картинка пользователя) или выбрав наиболее подходящий из предлагаемой галереи аватаров.
Правила
закрыть

Правила публикации комментариев

Публикуя комментарии, Вы несете ответственность согласно законодательству Украины.

Запрещается:
  • публиковать комментарии, которые пропагандируют деятельность, прямо запрещенную законодательством Украины;
  • оставлять комментарии, не относящиеся непосредственно к опубликованному материалу;
  • использовать в комментариях ненормативную лексику (мат);
  • оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации;
  • публиковать комментарии, носящие рекламный характер;
  • использовать при написании комментария транслит (запись украинских или русских слов латинскими символами), предложения, состоящие из эрративов (например, так называемый олбанский йазыгг);
  • публиковать комментарии, целиком состоящие из заглавных букв;
  • публиковать односложные комментарии (например, «+1»).

Редакторы оставляют за собой право удалять любые комментарии, не отвечающие указанным требованиям, а при регулярном или грубом пренебрежении Правилами – блокировать пользователю доступ к Порталу. Редакторы не комментируют свои действия и не обсуждают их с пользователями.

2
Вы не подписаны на комментарии к этому материалу. Оповещать
  • 0/10
    25.01.2013 16:33 Анна Соляневич
    Прочитала и не могу отделаться от глупого вопроса: и как это гуси не проснулись, когда их — живьем — ощипывали? Они бы от боли проснулись! Насколько я помню из своего "сельского" детства, не так это легко — ощипать птицу без "ошпаривания" кипятком.
    • 2/10
      На счет ошпаривания — не знаю, может, тогда какие-то другие методы были. А на счет ощипывания — так и на войне вместо наркоза спирт выпить давали. :-D А вообще надо спросить у автора. Спасибо за кммент. *WRITE*
Август 2013
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Подарки

Войти