17:16 04.08.2013
Елена Левицкая опубликовала запись

Остросюжетный детектив. Николай Волынский "Год беспощадного солнца"

Здравствуйте, друзья!

Сегодня у нас детектив. Даже остросюжетный детектив, автором которого является профессиональный журналист из Санкт-Петербурга.

Итак, встречайте. Николай Волынский "Год беспощадного солнца".

Все меняется у Дмитрия Мышкина, талантливого ученого, патологоанатома частной онкологической клиники после того, как он взломал сайт Европейского антиракового фонда и обнаружил в его архивах странную информацию. Отныне его жизнь превращается в ад. Внезапный арест, обвинение в убийстве любимой женщины, в насилии и убийстве детей… Спасти его может полковник ФСБ Костоусов, но взамен Мышкин должен стать его секретным осведомителем, и выбора нет. Однако даже такая мучительная сделка не спасает Мышкина от дальнейших трагических событий и драматических испытаний.
Остросюжетная, психологически напряженная, написанная превосходным русским языком повесть адресована массовому читателю. Тот, кто читал предыдущую книгу Н. Волынского исторический детектив «Наследство последнего императора», по достоинству оценит и это произведение популярного автора.

Моему Ангелу Ларисе

1. Попутчица

Задыхаясь и кашляя, спотыкаясь на каждом шагу, Дмитрий Евграфович Мышкин – патологоанатом Успенской онколо­гической клиники, 42 года, рост 198 сантиметров при весе 82 кг, словом, кости и немного мускулов – из последних сил одолел кирпичные ступеньки вокзальной лестницы. На последней споткнулся и едва не рухнул грудью на мягкий, ползущий под ногами асфальт. Поймал у самой земли очки, выпрямился, вернул их на нос и огляделся.

Вокруг было пусто, тихо и бескрайно. Он сотни раз бывал на сосновском вокзале, но сейчас оказался на чужой планете. На чудовищно раскаленной, где все вокруг рас­плывается и дрожит в такой же раскаленной атмосфере и, может быть, в следующую секунду сгорит, а пепел испа­рится. Правда, одна деталь была знакомой, земной и бес­спорной: далеко слева, у горизонта, темно-зеленой гусе­ницей лениво уползала за поворот электричка.

Мышкин оперся мокрой спиной о круглую афиш­ную тумбу и едва не свалил ее. Хотел выругаться – опять не получилось: за горло снова схватил приступ кашля и душил, выворачивая легкие наизнанку. Сердце колотилось так, что вот-вот разорвется перикард – он с профессио­нальным спокойствием, четко представил себе эту картину.

«Все, бросаю курить. Немедленно. Нет, лучше зав­тра».

Он немного отдышался. «Пожалуй, лучше послезав­тра… Хотя… какой смысл откладывать? Вечером… Вече­ром и брошу!»

В памяти всплыли строчки из записной книжки Марка Твена: «Бросить курить очень легко! – утверждал веселый американец. – Лично я бросал раз двести».

Что же, с болезненной надеждой отметил Дмитрий Евграфович, у него в запасе есть, по крайней мере, сто пятьдесят попыток. И еще он понял: как ни пытайся от­влечься от главной неприятности, никуда она не денется.

Следующая электричка в двенадцать. Поискать ав­тобус? Частника? Никакого смысла: не успеет.

А ведь все решили какие-то пять-шесть минут. Только и надо было чуть раньше встать или сразу пресечь попытки приятеля влить в него сто граммов спирта на дорогу – при перспективе-то сорокаградусной жары.

– Знаешь, друг мой, – наконец заявил Мыш­кин и отвел его руку со стопкой в сторону. – Лошадь к во­допою приведет один человек. Но напиться ее не заставят и сорок.

– Понял! – сдался приятель.

И опрокинул рюмку сам.

– Не забудь, – сказал он на прощанье Мышкину. – Ключи, как всегда, под бочкой. Захочешь – приезжай без меня. В любое время. Можешь даже не предупреждать.
Читать далее...

 
17:26 04.08.2013
Игорь Блигник подарил подарок
Процветания сообществу !:)
 
16:39 28.04.2013
Елена Левицкая опубликовала запись

МІСЯЦЬ МИКОЛИ ВІНГРАНОВСЬКОГО

Дорогі друзі!

Інтернет-видавництво "Е-букініст" приєднується до проекту "Місяць Миколи Вінграновського" в Україні та цитує деякі його твори.

* * *

Микола Степанович Вінграновський

Елегія

Одійде, і вишневі сади одійдуть,
Одійде, і моя біля тебе пора одійде,
Не одійде, не знаю, але не одійде,
Оте люблене раз на плечі, на щоці, на устах.

Одійде, і вишневі сніги одійдуть,
Одійде, і твоя біля мене пора одійде,
Не одійде любов — серце в серце влетіло! —
вона не одійде,
Аж як вив’ялить час
і плече, і щоку, і уста.

Одійде, і вишневі літа одійдуть,
Одійде і пора — і моя, і твоя одійде,
Не одійде ріка, що веде нашу пам’ять,
вона не одійде —
Білий цвіт поколінь
на плечі, на щоці, на устах…

Не одійдуть сади, і сніги, і літа, і бринінь
не одійдуть.
Все впада у ріку, а ріка у мій голос впада.
Не одійде мій голос, голос мій не відлюбиться
і не одійде
На зорі і в зорі
на плечі,
на щоці,
на устах.

* * *

Під рябими кущами вухатими,
Де стерня босі ноги коле —
Зайці котять передніми лапами
По городах капусту в поле.

* * *

Літній ранок

Джмелі спросоння — буц! — лобами!
Попадали, ревуть в траві.
І задзвонили над джмелями
Дзвінки-дзвіночки лісові.

Повільне сонце на тумані
До проса випливло з води,
Де на пташинім щебетанні
Тинявся малиновий дим.

Лиш сонях спав, хоча й не мусив,
І ось за те, аби він знав,
Важкий ячмінь медовим вусом
Бджолу за лапку лоскотав.

У картузах із парусини
Комбайн комбайнові гука:
— То що ж косить?
Воно — все синє!
Де льон? Де небо? Де ріка?

 
08:32 24.02.2013
Андрій Крупко опубликовал запись

Сильвия Дэй "Обнаженная для тебя"

http://fireku.narod2.ru/lteratura_kno/

Я уже направлялась к лифтам, когда стройная, ухоженная брюнетка зацепилась сумочкой за турникет.

Оттуда дождем посыпалась мелочь. Монеты со звоном покатились по мраморному полу, а находившиеся поблизости люди делали вид, будто ничего не замечают. С сочувственной улыбкой я присела на корточки, чтобы помочь незнакомке собрать монеты. Моему примеру последовал и один из охранников.

— Спасибо, — смущенно улыбнулась она.

— Не за что, — ответила я, улыбнувшись в ответ.

— С самой такое бывало.

Сидя на корточках, я потянулась за лежавшей у прохода пятицентовой монеткой и наткнулась на пару роскошных мужских ботинок, на которые ниспадали шитые на заказ черные брюки. Я ждала, что незнакомец уберет ногу, но, поскольку он и не подумал этого сделать, мне пришлось запрокинуть голову, чтобы получше разглядеть неожиданное препятствие.

Сперва я обратила внимание на роскошный костюм-тройку, а потом — на его обладателя, отличавшегося удивительно стройным и крепким телосложением. Но, увидев его лицо, я испытала настоящий шок.

«Вау… У меня нет слов! Вау!» Он со звериной грацией присел на корточки прямо передо мной, и я, оказавшись лицом к лицу с этим воплощением изысканной мужественности, только и могла, что смотреть, открыв рот. А потом между нами пробежало нечто вроде электрического разряда. Взгляд незнакомца изменился, словно с его глаз соскользнул защитный щиток, открыв испепеляющую силу воли, буквально вытягивавшую воздух из моих легких. Излучаемый им магнетизм усилился до такой степени, что уже, казалось, воспринимался на физическом уровне, как некое вибрирующее силовое поле.

Я чисто инстинктивно отпрянула — и шлепнулась на задницу, а заодно основательно приложилась локтями к мраморному полу, хотя едва ли почувствовала боль. Все мое внимание было приковано к находившемуся передо мной мужчине. Иссиня-черные волосы обрамляли удивительно красивое лицо, достойное резца скульптора. Твердая линия рта, прямой нос, ярко-голубые глаза. Несколько варварская красота. Глаза его слегка сузились, однако лицо оставалось бесстрастным. Костюм и рубашка незнакомца были черными, а галстук — голубым, в цвет глаз. И оценивающий взгляд этих голубых глаз был обращен на меня. Сердце мое забилось быстрее, губы непроизвольно приоткрылись. И пахло от него чем-то приятным и одновременно греховным. Не одеколоном. Может быть, мылом. Или шампунем. Чем-то потрясающе притягательным. Как и он сам. Он подал мне руку, продемонстрировав запонки из оникса и очень дорогие на вид часы. С судорожным вздохом я вложила ладонь в его руку, а когда он сжал ее, сердце у меня так и екнуло. От его прикосновения по моему телу будто пробежал ток, заставив приподняться волоски сзади на шее. Мгновение незнакомец оставался неподвижным, между красивыми бровями залегла морщинка.

Полный текст http://bukvoid.com.ua/digest/2013/02/23/084500.html

Метки: Сильвия Дэй
 
02:55 08.02.2013
Андрій Крупко опубликовал запись

Молоді українські письменники, яких варто почитати

Ірина Славінська, літературний оглядач "Української правди. Життя"

Яке літературне майбутнє України? Воно насправді вже почалося. Знайомтесь! "Українська правда. Життя" вирішила познайомити вас зі своїм списком молодих українських поетів і прозаїків. Попередній лист учасників мені допомогли зібрати особистий досвід читання, головний редактор журналу "ШО" Олександр Кабанов і програмний директор Форуму видавців Григорій Семенчук.

http://life.pravda.com.ua/person/2013/02/4/120357/

 
17:45 21.01.2013
Елена Левицкая опубликовала запись

Людмила Лазарева. Гуси-лебеди

Здравствуйте, друзья!

Знакомьтесь с писательницей Людмилой Лазаревой — "вечной странницей и искательницей", как она сама себя называет.

Недавно вышел сборник рассказов и маленьких повестей "Неделимый свет", в своем роде автобиографический, написан по мотивам рассказов бабушки Людмилы. И на нашей страничке сегодня печатаются "Гуси-лебеди" — один из рассказов из серии "За жизнь".

Итак, наслаждайтесь...

Посвящается бабушке,
Захватовой Татьяне Васильевне.

С любовью от внучки.

ГУСИ-ЛЕБЕДИ

Послушайте, Татьяна Васильевна, произнес Витька, как будто извиняясь, вы вот так интересно рассказываете. Вроде бы со стороны. Будто не вы вовсе. Это почему?

Да потому, милок, что я живу сегодняшним днем, – ответила бабушка Таня. А те слезы высохли, как шелуха на луковице. По количеству шелухи только и можно определить, какова она была, зима-то… Лютая… Что было – прошло. Выжили. И поверь, не слишком и плакались. Просто жили. Иногда с надрывом. Но смеялись больше. На небо смотрели, бога в душе не забывали. И сами не плошали. А то как же?

Бабуль, расскажи, какая ты в детстве была?

* * *

Семья маленькой Танечки жила в Корсуне, что на Украине. Дом, в котором она родилась, стоял на берегу Днепра, на холме. Здесь русло реки только начинало набирать силу, и река текла так себе. Не река, а реченька… На обратной стороне берега в тени густых деревьев красовался аккуратный дворец. Это была одна из резиденций царя-батюшки Николая Второго. Жила во дворце настоящая принцесса – одна из сестер царя. Княгиня жила ‒ не тужила, люду простому помогала, себя в обиду не давала. Был у нее муж – офицер. Красавец! Служил отечеству верой и правдой. Да бог с ними пока. Поговорим о семье Тани.

Мама Оксана веселая была, заводная! Хохотушка, аккуратистка… А готовила как! Не было ей равных в приготовлении пирогов да сдобы. Папу Василием звали. Два старших брата обожали маленькую сестренку, души в ней не чаяли, баловали. Хотя и не принято было в семье сюсюкать.

Множество дядюшек и тетушек часто захаживали в гостеприимный дом. Кто-то из них имел большой участок леса рядом с городом и «лесничил» там себе. Кто-то работал на сахарном заводе, кто-то держал дома на Крещатике (самая красивая улица в Киеве). Готовила мама Оксана не только своим домашним. Принимала заказы и на княжеский стол.

Как вечером детям строжайше запретят на улицу выбегать – значит, каждый знает, будет мамушка над ромовыми бабами в русской печи колдовать. Она тесто такое делала, что даже двигаться по просторной комнате нельзя было. А хлопнешь дверью на улицу, воздух холодный в дом залетит – все! Опустится тесто – потом не поднимешь. Вся работа насмарку!

Специально для особенных торжеств (для дворца за рекой) держала семья и стаю белых, как снег, гусей. Откармливали их по строгой диете. Неделю только травку давали щипать. День в загоне держали и подчевали лущеными грецкими орехами. Дерево грецкого ореха во дворе росло. Огромное. Мешков пять по осени собирали. А чтобы мясо у гусынь особенно вкусным да мягким было – подвешивали самых больших птиц в сетки, чтобы ножками они по земле не ходили. Так же кормили и поросят. Висит порося в сетке, как в люльке качается. Его с рук кормят, моют, убирают все вокруг, чтобы чистота и порядок везде были. А как придет пора за стол гостей созывать – так всегда угощение царское не только у княгини было. Баловал отец семью.

Но однажды приключилась в доме странная история. Так, мелочь. В один из летних дней пала вся стая гусиная.

‒ Оксана! Ты чем гусей кормила? Что делать-то будем? Смотри, во дворе дохлые валяются! Все! ‒ вскипел по утру Василий.

‒ Отчего птица пала, не ведаю, дорогой. Я вчера вино вишневое цедила. За гусями Танюша присматривала. Жалко, сколько добра пропало! Есть такое мясо никому не позволю. Буди детей. Хоть перо ощипать, на подушки, – расстроилась жена.

‒ Подушки, перины… Чем у тебя голова забита? Неладное в доме творится! Где я еще таких гусынь найду? Целых пять штук на днях пожарить надобно! Гости к княгине пожалуют. Не хорошо это. А между тем, она обещала Танюшу в гимназию определить, в свою, что при дворце. Аль забыла? И денег за учебу даже брать не будет! И все за доброе к нам отношение! За твою выпечку, да за особенное мясо птицы! Дети! Вставайте, пока заря да соседи еще спят.

‒ Не кипятись, дорогой. Танюша пойдет в гимназию. Дитятко, ‒ обратилась она к сонной дочери, ‒ ты вчера гусей на травке пасла?

‒ Пасла, – потирала кулачками глазки ничего не понимающая Танюша.

‒ А потом в загон всех завела? Дверь на крючечек закрывала?

‒ Не помню! – расплакалась девчонка. – Мама! Гусю жалко! Почему они спят?

‒ Вот пока они спят, давай им перья-то и повыщипываем. Я всем новые подушки сделаю.

‒ Мягкие? – засмеялась Танюшка

‒ А то! ‒ подхватил на руки капризулю отец. – Слезки утри. Маме помогать будешь?

‒ Буду, – согласился послушный ребенок.

…Через два часа вся ощипанная стая рядком была уложена на мусорную кучу, укрыта ветками, подальше от чужих глаз. В кучу обычно ссыпали вырванную траву с огорода, кислую ягоду, выжимки от вина. Здесь тушки гусей нашли временное пристанище. До вечера. Ближе к ночи решили вывезти несчастных подальше да закопать. Не дай бог, заболели чем! Но не пришлось…

Гуси опередили хозяев сами!

Дикий хохот стоял на улице уже часа через два! Выскочили дети из домов, соседки слезы платочками утирают. Мужики за животы схватились и чуть не падают! Цирк-то какой!

Выбежала Танюшка с братьями за ворота. Глазам своим не верит!

Медленной походкой, вперевалочку, грациозно ставя в пыль красные лапки, вышагивала стая их воскресших гусей! Вся птица была тщательно выщипана! Белые крылья на розовых холеных спинах казались еще больше и от этого красивее!

‒ Причесали бедняг! Под ноль!!! Василий Ворон постарался! ‒ закатывались хозяйки.

‒ Нет! Это он свои штучки Оксане показывал, как без боли птицу живьем ощипать можно, – шептала на ушко одна соседка другой. – Не даром говорят, что его дед ведьмак был. У-у! Какой силищи! Вишь, что придумали! Ощипали да на реку отправили, чтобы во дворе не мыть.

‒ Замолчи! Тише! Ишь, как зыркает! Не дай бог порчу наведет, – встрепенулась ее подружка-сплетница. – Они такие! Моя дочь у ейной сестры в няньках ходит. Говорит, сила у них в семье особенная. С княгиней дружбу водят. Ихние детки в гимназии, как при дворе царя-батюшки, учатся. Нашлит-ка себе ровню… Не зря! Ой, не зря, все это!

‒ Глянь! Вот те и на! Что я говорила? Мала еще, а туда же! Заговаривает…

И действительно, было на что посмотреть!

Маленькая Танюша сорвала прутик, подбежала в голой стае гордых гусынь и погнала птиц домой, приговаривая.

‒ Те-е-ега! Те-е-е-га! Тега! Гуси-лебеди летели. Устали. На воду присели. Искупались. А потом по бережку, да домой вприпрыжку! Те-е-е-ега! Тега! Те-е-ега! Домой! Домой!

За ужином сдержанный Василий смеялся от души. Надо же, скольким соседям на язык попали!

‒ Вась! Уймись, – смущенно говорила Оксана, перекидывая тяжелую косу с правого на левое плечо. Густые волосы коснулись ее пят. ‒ Кто ж думал, что Танюшка гусей на ночь не закроет. Они увидели, что я на мусорную кучу выбросила пьяную вишню, и наелись ягоды. Голубушки! До полусмерти наелись!

‒ Не только наелись, а еще и напились! Я сам им остатки вина в мисочку подливал, – вдруг признался старший сын Володя. – Па, не серчай. Коли мне нельзя было вино попробовать, так я решил хоть посмотреть на веселых гусынь.

‒ Ладно! Прощаю! ‒ засмеялся Василий. – А Танюшка то их, Танюшка… «Ге-е-ега! Тега!» ‒ приговаривает… Где только слова нашла такие, чтобы птица за ней, как на веревочке?

‒ Ха-ха-ха! Гуси-гуси, га-га-га! – заливался средний сын. – Пить хотите? Да-да-да!

* * *

Ха-ха-ха! Гуси-лебеди! Что же с ними потом стало? Перо отросло? смеясь, всхлипывал от восторга Витька.

Нет, – ответила Татьяна Васильевна, разглаживая невидимые складочки на скатерти двумя руками. – Птица могла простыть, заболеть. Без пера много не поплаваешь. Пришлось их всех съесть. Что закоптили, что в печи истомилось до золотистой корочки, что на княжеский стол пошло. Жир гусиный отдельно сливался. В зимние холода мы им руки и лица мазали, чтобы не обморозиться. Да мама толчёнку им с поджаренным лучком заправляла – для вкуса. А на подушках из того пера я еще долго сладкие сны видела.

Бабуля, это правда, что у моей прабабушки была толстенная коса? Толстая— претолстая? До пят? перевела разговор Лика. – А прапрадед действительно был ведьмак? Да? С чего вдруг люди такое говорили?

Да. Коса была у мамы знатная. Тяжелая. Голова у нее часто от того болела. Папа даже возил ее во Францию к знаменитым врачам. Ничего не помогало, пока один старичок не посоветовал снять волосы наполовину. Для женщин того времени стрижка не особенно приветствовалась. Но делать нечего. Отрезали косу. Десять килограмм она весила. Правда, правда. Мамины головные боли сразу и прошли.

А как на счет ведьмака? напомнил Витька. – Правда? Да? Не даром у Лики взгляд странный. Как глянет – мороз по коже!

Не знаю. Не скажу. Для меня папа был обыкновенный. Работал он старшим машинистом паровоза. Это как командир самолета в наше время… И людям много помогал – было такое. Помню, книга у отца от прадеда была… Большая. В толстом кожаном переплете. Он ее хранил, как зеницу ока. Я по ней училась читать, когда папа уезжал по работе. Не разрешал он мне ее до поры трогать. А я не слушала. Читала. Только ничего сейчас толком не помню.

Совсем, совсем ничегошеньки? – не унимался Витька. – Что за книга такая, тайная?

Там руки нарисованные были, линии всякие. Рецепты старинные. Как боль снимать отварами, как беду от дома отводить….

Ух, ты! Расскажи! – потребовала Лика.

Может быть, потом. Давно это было. Позабыла я. Начало двадцатого века, как-никак. Столько лет прошло!

Расскажи, расскажи! Я же не отстану!..

Всю книгу можно купить здесь

 
18:23 20.12.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Андрей Петрик. Свинская история, или Приключения Рюхи и Тапы

Продолжение.

Главы 1-5 здесь.

Главы 6-10 здесь.

ГЛАВА 11

Только теперь, спустя месяц, Сергей понял, как счастливо и беззаботно жил он раньше. После похода на ярмарку его жизнь круто изменилась. Вставать приходилось ни свет, ни заря, потому что Рюха (так назвали поросёнка за не прекращающееся хрю‒хрю‒хрю) требовал к себе постоянного внимания. Прежде всего пришлось обустраивать его в загоне: найти корыто для воды, принести соломы на подстилку… А к тому, что Поросёнок будет есть за четверых, ни Липа, ни Сергей и вовсе готовы не были. Поначалу Лиса пробовала кормить Рюху тем, что было дома, но после того, как за считанные дни были уничтожены все запасы муки, репы и кислой капусты, стала понятна тщетность этих попыток.

‒ Сергей, ‒ сказала Липа, ‒ надо срочно выяснить, что едят поросята. Пойди в лес да поспрашивай. И смотри, не говори, что это для поросёнка. Скажи, к Кабану в гости собираемся, не знаем, что ему нравится.

‒ К Кабану в гости? К Аркашке? Так я у него самого и спрошу!

‒Ты в своём уме? Аркадия Гавриловича Аркашкой называть? Это он в молодости тебе приятелем был, а сейчас ‒ важная птица! Высоко взлетел! Говорят, приезжали из города, назначили его председателем какого-то комитета. Так что не вздумай к нему соваться!

Сергей живо представил Кабана, летающего у него над головой, и поёжился.

‒ Не беспокойся, Липа, сделаю всё как надо, – сказал он и выскочил на улицу.

Липа с сомнением покачала головой и стала собираться к Аисту, который работал врачом в местной поликлинике. Уж он-то наверняка знал, что едят поросята.

Волк, проникшись важностью задания, старался изо всех сил. Он вернулся в избушку Лисы только под вечер, жадно напился воды в сенях и плюхнулся на лавку:

‒ Так вот, – начал он, отдышавшись, ‒ Крот сказал, что кабаны любят картошку, коренья всякие, белка – жолуди, грибы и каштаны, кролик ‒ морковку и капусту. А Выдра сказала, что и от рыбы не откажется.

‒ Стой, хватит! – прервала его Липа. ‒ Этак ты до утра рассказывать будешь. Была я у Аиста, так вот он сказал: свиньи едят всё, что только можно съесть. А ещё Аист сказал, что кормить поросят надо часто и помногу.

Липа не стала повторять речь Аиста “о потребностях растущего организма” и закончила по-простому:

‒ В общем, он говорил, что надо всё время следить за толщиной, потому что поросята любят, когда они толстые.
Читать далее...

 
20:45 26.11.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Андрей Петрик. Свинская история, или Приключения Рюхи и Тапы.

Продолжение. Начало читайте здесь.

ГЛАВА 6

Серый проснулся, когда ещё только-только начало светать. Выбрал место, где трава возле логова была погуще, и принялся умываться росой. И совсем не для романтики. Просто умывальником он так и не обзавёлся, а бежать к ручью не хотелось. Пора было идти к Лисе. Потягиваясь, Серый вышел на тропинку, от души зевнул, да так и остался стоять с разинутой пастью: из-за деревьев и тумана на тропинку выдвигалось что-то непонятно-ужасное. Мало того, что оно было огромным, оно ещё было почти квадратным и вдобавок хрипло дышало. По правде сказать, Сергей не был трусом, но на всякий случай, петляя, отбежал подальше и остановился, напряжённо прислушиваясь. Худшие предположения оправдались. Страшные звуки явно приближались, а значит, квадратному нужен был именно он ‒ Сергей. Думать было нечего, надо было бежать. И Волк припустил изо всех сил. Он летел, почти не касаясь земли, натыкаясь на внезапно появлявшиеся из тумана деревья и кусты. Забор лисьего двора он перемахнул, даже не заметив, и отчаянно замолотил в дверь избушки. Лишь только Лиса приоткрыла дверь, Волк ринулся внутрь, едва не сбив с ног опешившую хозяйку.

‒ Закрывай! Закрывай скорее!

С этими словами он сам захлопнул дверь, закрыл её на ключ, а потом и на засов. Для пущей надёжности он приналёг на дверь плечом и, повернувшись к Липе, выдохнул:

‒ Ужасть…

‒ Сергей, что случилось-то?‒ спросила Лиса.

‒ Гонятся за мной!

‒ Кто гонится? Ты толком объясни.

‒ Я только вышел, а тут из‒за дерева ка-ак показалось! И теперь оно гонится за мной, огромное и квадратное… А что именно, не знаю! Отродясь такого не видел!

‒ Значит, ‒ Лиса на мгновенье задумалась, ‒ ты столкнулся с непонятным явлением.

‒ Ага, и очень страшным, ‒ подтвердил Волк.

‒ Надо просто успокоиться и во всём разобраться, ведь любое явление можно как-то объяснить.

‒ Кому объяснить, квадратному? – горестно воскликнул Серый. ‒ Объясни граблям, что нельзя на дороге валяться!

Волк тяжело вздохнул и посмотрел на Лису исподлобья.

‒Ты, Липа, прости меня, если что не так. И если тебя когда обидел – тоже прости.

Треск, донёсшийся с улицы, заставил его замолкнуть. Липа кинулась к окну и увидела, как что-то большое и на самом деле квадратное ломится в калитку, в которую явно не пролазит. Существо повторило свою попытку ещё раз, и тут Липа, хотя и было страшновато, не выдержала. Отпихнув Сергея, она выскочила во двор и, уперев лапы в бока, грозно закричала:

‒ Куда прёшь, идол?! Вот только сломай мне калиточку! Я тебе мигом все углы позагибаю! Уноси ноги, пока цел!

В том, что у квадратного есть ноги, Лиса вообще-то сильно сомневалась. И тут квадратный голосом Медведя сказал:

‒ Куда это я пойду? Мне к тебе надо… Вот только в калитку я не пролазию.

‒ Михалыч, это ты? – раздался голос за спиной Лисы.

Липа обернулась и увидела Сергея, который, сжимая в лапах топор, осторожно выглядывал из сеней.

‒ Я, а кто ж ещё?

‒ А чего это ты… А что это у тебя…

‒ Картина это у меня. Я ею на ярмарке торговать буду! Видали, какая огромная? Аж в калитку не пролазит!

‒ Ты повернись боком и – вперёд! ‒ посоветовала Липа. ‒ Боком-то пролезет.

‒ Ежели я повернусь боком и пойду вперёд, ‒ начал Медведь, ‒ получится, что я пойду вдоль забора, а мне надо...

‒ Оставайся там, ‒ перебила его Лиса. – А мы сейчас соберемся и к тебе выйдем.

‒ Вот видишь,‒ сказала она Сергею,‒ любое непонятное явление…

‒ Это Медведь с картиной! ‒ закончил за неё Сергей.

Лиса засмеялась:

‒Ладно, ладно, положи топор на место и бери рыбу.
Читать далее...

 
22:14 09.11.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Куплет от Дмитрия Филя.

Раз послали за границу

группу "Серебро" светиться.

Золотом они бы стали,

если б только замолчали.

 
21:27 08.11.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Антон Гринов "Сказ про то, как царь народ кормил"


Первая часть трилогии "Куда есть пошла Земля Русская". Пародия-подражание сказке Л. А. Филатова "Про Федота-стрельца удалого молодца", сказкам П. П. Ершова, А. С. Пушкина, русским народным сказкам.

Продожение. Начало читайте здесь.

Видит царь: денег нет, хоть вдарь.

Всё, что японец привёз, попало на думский воз.

А в стране шум да гам, не получить бы по рогам.

Царь без трона, как Зевс без грома.

Для спасения стула зовут посла из Стамбула.

О, Аллах, как жаден шах.

Не даром отдаст, а втридорога продаст.

Царь: Как у вас там, Магомет?

Всё в порядке али нет?

Виноградец колосится?

Денег много али нет?

В нашей бедненькой стране

Грош считается в цене.

За подачку в миллиончик

Благодарны мы вдвойне.

Царь умён, занял у паши мильён.

Взял на год, да отдаст чеширский кот.

В стране апатия – развелась демократия:

Захотел народ, и царь уж не тот.

Министр идёт, как рыбка плывёт.

Вдруг видит: царь деньги лопатой гребёт.

Министр без денег похож на веник.

Компот не пьёт, откладывает на самолёт.

Министр: Ты чего, ядрёна вошь,

Всё богатство раздаёшь:

То боярам, то народу?

А министрам тоже хошь!

В министерствах сущий мрак,

Света нет, везде бардак.

Дай нам хоть на перестройку,

То развалится чердак.

Царь: Ну, дела, ну как тут быть?

Ты должён меня простить.

Я народу кислороду

Не могу, ведь, перекрыть.

Министр: Я высказываю прыть,

Я стараюсь лучшим быть,

Ради этого учуся

Даже быстро говорить.

За услуги за свои

Получаю я рубли.

А за то же за границей

Пририсуют мне нули.

Царь: Ладно, деньги уж бери,

Только больше мне не ври.

В баню ты идёшь помыться!

Ждут уж девки, штуки три.

(Министр уходит)

Жаль жену его и дочь.

Видно, пареньку невмочь.

Это ж надо, все кредиты

Прогулял за эту ночь!

Ну, министр, кот, точь-в-точь!

Погулять и я охоч.

Только жаль, что из России

Капитал уходит прочь.

Э, да ну, его, поганца.

Позовём американца.

Американский посол не пьёт рассол,

А меняет тряпки на нефть и тосол.

Выше всех сидит – землёй руководит.

А хлеба в амбаре, как песка в Сахаре.

Царь: О, привет, дружище Билл!

Ты совсем меня забыл.

Это всё с твоей подачки

Я здесь кашу заварил.

Позабыв про коммунизм,

Излучая оптимизм,

Для тебя по всей России

Строили капитализм.
Читать далее...

 
18:29 28.10.2012
Олег Романов опубликовал запись

Мой дебют в сообществе. Одинокий волк.

С вашего позволения, стих собственного сочинения. Один из немногих. Почему именно этот, думаю, не трудно догадаться

Ты гоним сокрушающим роком.

Сердце волчье не знает покоя.

Бродишь в дебрях всегда одинокий

И на жизнь свою смотришь с тоскою!

Темной ночью твой вой раздается.

Свою самку зовешь, не иначе.

Эхом вой твой от гор отдается,

А мне кажется – ты просто плачешь!

Не вина твоя в том, что ты хищник!

Тебя создала зверем природа.

Убиваешь ты только для пищи,

Для продления волчьего рода!

Не смотря на свои недостатки,

Ты красив и, как царь, благороден!

Предан стае своей без остатка.

Верность свойственна волчьей породе!

Так что нужно мириться с судьбою.

Доля волчья совсем не простая!

Убивать ты обязан порою,

Чтобы сытой была твоя стая!

Метки: мое
 
22:42 24.10.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Эдуард Богуш. Дембельский аккорд

У кого ностальгия по армии, а именно по армейским шуткам, встречайте рассказ Эдуарда Богуша "Дембельский аккорд".

‒ Дневальный,‒ громко, хорошо поставленным военным голосом, позвал старшина.

Сегодня он намеренно задержался дольше обычного в расположении роты, дожидаясь, пока домой уйдёт последний офицер. Наконец-то после шести вечера ротная канцелярия была в полном его распоряжении. Старшина удобно расположился за письменным столом командира второго взвода и стал ждать дневального.

‒ Дневальный рядовой Захарчук по вашему приказанию прибыл,‒ доложил солдат, аккуратно прикрывая за собой дверь канцелярии.

‒ Захарчук, срочно разыщи и пришли ко мне сержанта Мизина, младшего сержанта Ерофеева и ефрейтора Сытина,‒ и, как показалось дневальному, не без колебания добавил, ‒ да, и ещё рядового Пилипчука.

‒ Разрешите идти?

‒ Выполняйте.

На счастье дневального, все четверо из перечисленных старшиной солдат оказались в расположении роты. А ещё через несколько минут вышеназванные военнослужащие срочной службы уже доложили о прибытии и выстроились в тесную шеренгу перед столом, где сидел старшина.

‒ Ну, что товарищи будущие дембеля,‒ не вставая со своего места, обратился к солдатам старшина,‒ есть желающие поехать домой раньше?

В воздухе повисла тягостная тишина. Этим простым, а в данной ситуации и риторическим, вопросом старшина открывал сезон дембельских аккордных работ. Риторичность вопроса заключалась не только в том, что раньше домой хотели все, но и в том, что в случае отказа от "выгодного" предложения старшины домой можно уехать не в первой партии, и не во второй, а… в последней. Именно по этой причине сержант Мизин как старший по званию и решил прервать весьма неоднозначную, а также несколько затянувшуюся, канцелярскую паузу.

‒ Есть, товарищ старшина,‒ ответил сержант за всех с плохо наигранной бравадой.

‒ Это коллективное решение? – добиваясь полной ясности, спросил старшина.

‒ Так точно,‒ почти хором ответили солдаты, не желая подводить своего сержанта.
Читать далее...

 
23:58 13.10.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

О. Генри. Роман биржевого маклера

Питчер, доверенный клерк в конторе биржевого маклера Гарви Максуэла, позволил своему обычно непроницаемому лицу на секунду выразить некоторый интерес и удивление, когда в половине десятого утра Максуэл быстрыми шагами вошел в контору в сопровождении молодой стенографистки Отрывисто бросив "здравствуйте, Питчер", он устремился к своему столу, словно собирался перепрыгнуть через него, и немедленно окунулся в море ожидавших его писем и телеграмм.
Молодая стенографистка служила у Максуэла уже год. В ее красоте не было решительно ничего от стенографии. Она презрела пышность прически Помпадур. Она не носила ни цепочек, ни браслетов, ни медальонов. У нее не было такого вида, словно она в любую минуту готова принять приглашение в ресторан. Платье на ней было простое, серое, изящно и скромно облегавшее ее фигуру. Ее строгую черную шляпку-тюрбан украшало зеленое перо попугая. В это утро она вся светилась каким— то мягким, застенчивым светом. Глаза ее мечтательно поблескивали, щеки напоминали персик в цвету, по счастливому лицу скользили воспоминания.
Питчер, наблюдавший за нею все с тем же сдержанным интересом, заметил, что в это утро она вела себя не совсем обычно. Вместо того чтобы прямо пройти в соседнюю комнату, где стоял ее стол, она, словно ожидая чего-то, замешкалась в конторе. Раз она даже подошла к столу Максуэла — достаточно близко, чтобы он мог ее заметить.
Но человек, сидевший за столом, уже перестал быть человеком. Это был занятый по горло нью-йоркский маклер — машина, приводимая в движение колесиками и пружинами.
— Да. Ну? В чем дело? — резко спросил Максуэл.
Вскрытая почта лежала на его столе, как сугроб бутафорского снега. Его острые серые глаза, безличные и грубые, сверкнули на нее почти что раздраженно.
— Ничего, — ответила стенографистка и отошла с легкой улыбкой.
Читать далее...

 
11:52 26.09.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Дмитрий Филь. Mix Dance


Здравствуйте, друзья!
А давайте отвлечёмся. Сегодня будут не писатели, а композиторы нашего времени.






 
22:40 23.09.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Дмитрий Филь. Миниатюра "Радиоразговор о музыке"




РАДИОРАЗГОВОР О МУЗЫКЕ

Привет всем радиолюбителям!
Сегодня с вами я — ди-джей Джек в программе "Как живешь, молодежь"! А это значит... а это уже что-то значит! Настройтесь на нашу штормовую волну, и у вас будет очень хорошее настроение. И я, ди-джей Джек, постараюсь его не испортить. Хотя, как сказал Бетховен: "Если вы глухи, то можете не слушать". Так что выбирайте.
А сегодня у нас в гостях известная местная группа "Роковые... роковые братья кролики... ролики... (мне уже подсказывают) Роллинги рокоммазаны" исполняющая рок в стиле гоп стоп, хип хоп, биг бенд, панк бит, металл брек, если я правильно запомнил, хап драп, а собственно, чего это я вам все это рассказываю, когда вы и без меня все это отлично знаете. Привет, братва! Должен сказать, что сегодня к нам в студию смог прийти только один участник коллектива, но зато какой! Главный руководитель, автор и исполнитель, лидер-вокалист Пропеллер. Как жизнь, старина?
− Да вот, записываем свой новый альбом, клеим фотографии...
− И как он будет называться?
− Мы еще не придумали до конца его название. Думаю, название будет очень длинное, чтобы легче запоминалось.
− Я знаю, что вы недавно вернулись после гастролей. Как самочувствие?
− Могло быть и лучше. Никогда не думал, что наш город такой большой.
− Как вас принимали?
− Грандиозно. Жаль только, что администрация концертных залов не всегда идет нам на встречу.
− У вас есть серьезные претензии?
− Ну, например, помню как-то мы выступали в одном ДК с программой в поддержку запрещения противопехотных мин. Нам показалось, что звукоимитация не совсем точно передает весь ужас взрыва. И тогда мы решили устроить нечто подобное в зрительном зале. Но администрация почему-то вмешалась и, как всегда, все испортила.
− А как вы относитесь к политике? Я слышал, что вы выступали на выборах в поддержку коммунистической партии...
− Ну, это слишком громко сказано. Просто мы по заказу коммунистической партии устраивали вечера "Для тех, кому за 70".
− И какой же был репертуар?
− Песни революционных лет: "Смело товарищи в ногу", "Партия — наш рулевой", "Вихри враждебные веют над нами", "Замучен тяжелой неволей".
− Потрясающе. Расскажи о себе.
− Я родился в очень бедной семье. До 10 лет у меня даже не было собственной коляски. Когда же мне наконец купили старую, подержанную коляску, она мне оказалась мала. Один раз я потребовал в нее влезть, но сразу же провалился на землю. Так что у меня было тяжелое детство. В школе учился на тройки, но всегда знал, что тройка − это замаскированная пятерка. После окончания школы долгое время выбирал в какой институт поступать. Но так и не выбрал. И тогда понял, что мое призвание рок, я имею в виду музыку. И, должен сказать, несмотря на все удары судьбы, я остался простым скромным человеком, и никогда не хвастаюсь тем, что я гений.
− Но, я слышал, кое-кто из вашей команды уже страдает звездной болезнью?
− Это наш ударник Биг-Бой. Почему-то решил, что он какой-то особенный, короче, не с той планеты упал. Я, говорит, чувствую себя не в своей тарелке. Гуманоид нашелся. Я ему сказал: "сначала разберись со своими тарелками, а потом уже подходи к ударной установке".
− Как вы относитесь к наркотикам?
− Мы всегда говорим на своих концертах: наркотики — это дрянь. И в этом каждый должен убедиться.
− Ну, а вы пробовали?
− Мы всегда жили по принципу: "Доверяй, не проверяй". Сам посуди: как можно рассуждать о том, чего не знаешь?..
− Ты, как я знаю, все песни для группы пишешь сам. Трудно писать?
− Гораздо труднее найти тех, кто согласился бы их прослушать. Особенно первые двадцать лет.
− Ну что ж, друзья. Оставайтесь с нами, не пожалеете. Ведь сегодня для вас сюрприз. "Роковые братья" подготовили необычную программу в стиле фольк, результат постоянно непрекращающихся творческих поисков самовыражения. Итак, сегодня прозвучит херовая обработка (неразборчиво написано), а... хоровая обработка для... хора, конечно же хора, и оркестра из окрестных под названием "Кадриль". Это — та самая кадриль?
− Да. Но без сопровождения я петь не буду, потому что ноты можно перепутать. Дайте мне баян, где он тут у вас?.. Какие тут кнопки нажимать?.. А, это не баян?.. Понятно. Тогда я просто почитаю текст, а мелодию вы и так выполните.
− А в группе ты поешь и играешь по нотам?
− Нот не знаю, играю наугад. Кадриль.
Когда-то мы скучали,
Когда-то мы не знали,
Совсем не понимали,
Что в жизни есть любовь.
Потом нам рассказали,
Потом нам разъяснили,
Мы танцы полюбили
Танцуем вновь и вновь.
Теперь мы все довольные
И жизнь у нас раздольная,
Печали забываются
Лишь танец начинается...
− Браво. Я думаю нашим радиослушателям очень понравилось и, может быть, они даже подпевали, но рано или поздно всему приходит конец, а потому мы прощаемся с нашими гостями, я надеюсь, не навсегда и желаем им дальнейшей плодотворной работы на ниве взращивания новых селекционных сортов песен из старых видов, но уже на современной почве, и сбора невиданных доселе урожаев. А нашим уважаемым радиослушателям хотел бы напомнить, что нашим спонсором является препарат от геморроя Ультрапрокт. Не забывайте, уважаемые радиослушатели, о наших спонсорах и ваших проблемах.
До встречи!

 
18:06 15.09.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Дмитрий Филь. Ночной будильник.







НОЧНОЙ БУДИЛЬНИК.


Расскажу я покороче,
Хочешь верь, хочешь не верь,
Как-то раз, часа в три ночи
Кто-то постучался в дверь.

Открываю: «Что такое?»
«Полтергейст вас беспокоит...
Вы, конечно, извините,
Не могу никак заснуть,
Слишком громко вы храпите,
Я решил вас припугнуть».

Отвечаю: «Что за бред!
Вы не забывайтесь!
Нужен вам другой сосед?
Так переселяйтесь!»

Больше не сказав ни слова,
Я захлопнул дверь.
После случая такого
Не храплю теперь...

 
22:34 26.08.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Андрей Петрик. Свинская история, или Приключения Рюхи и Тапы.

Здравствуйте!!!
Сегодня у нас в гостях представитель из Латвии — Андрей Петрик. Андрюха написал та-а-а-акую сказку, что она заняла второе место на конкурсе "Евразия". А Михаилу Задорнову, который был в жюри, эта сказка та-а-а-ак понравилась, что он не удержался и написал предисловие.

Итак, Свинская история, или Приключения Рюхи и Тапы.
Если Вам понравилось, нажмите, пожалуйста, кнопочку.

Предисловие


Как-то раз Жванецкий, с которым мы встретились в Крыму, с грустью в голосе спросил меня: “Скажи, а вот ты хоть одну сказку написал в жизни?” Я ему так же грустно признался: “Нет...” “Значит, мы с тобой писатели не настоящие. Настоящий должен написать хотя бы одну сказку. Вот, даже Лев Толстой и тот сказки писал, хотя был таким серьезным”, ‒ сказал Жванецкий.
Слово “сказка” ‒ очень точное в русском языке. В нем две части: “сказ” – то, что сказывается, и окончание – “ка”, которое означало “душа”. Получается ‒ “душевный сказ”. И до сих пор в русском языке это одушевляющее “ка” добавляется к именам: Мишка, Ленка... Заметьте, в других языках этого нет.
Особенно важно не забывать, что существуют не только народные сказки, но и современные, которые пишут добрые люди. Именно к таким сказкам относятся “Приключения Тапы и Рюхи”. Казалось бы, сказка про зверей. Нет. Она о нас с вами. А почему пишут про зверей? А потому, что звери добрее людей. Они никогда не воюют, не убивают из–за нефти и из–за прибыли. Подлецами, лицемерами и предателями они тоже никогда не бывают. У меня есть знакомый охотник, о котором мой отец сказал: “Конечно, он добрый! Он же среди зверей вырос...”
В древности звери, привезенные из Африки в римский Колизей на забаву публике, не хотели драться между собой. Они просто не понимали, чего от них хотят. У них напрочь отсутствовала ненависть друг к другу. И только, когда их стали кормить “человеческой едой” и периодически избивать палками, в них разбудили агрессию, столь свойственную людям.
Автор “Тапы и Рюхи” придумал симпатичных, “по-чебурашечьи” обаятельных героев, которые мне определенно нравятся. Но больше всего мне нравится то, что сказка написана с юмором. А точнее, с чувством юмора, столь тонким, что те, кто воспитан телевидением, могут его и не заметить…

Михаил Задорнов

ГЛАВА 1


В одном дремучем, но совсем не страшном лесу жила лиса Липа. Жила она в уютной избушке, доставшейся ей от бабушки по наследству.
Надо заметить, Лиса слыла удивительной чистюлей. Главной её слабостью были кружевные салфеточки, которые она тащила в дом, откуда только могла. Выстиранные? накрахмаленные и выглаженные, они лежали на столе, на всех полочках и подоконниках.
Куда ни глянь ‒ все так и сверкало чистотой.
По вечерам к Липе забегал друг ‒ Волк Серый. Вообще-то его звали Сережа. Но так уж повелось в лесу – Серый, да Серый, а потом он и сам привык. Друзья любили пить липовый чай с баранками и поболтать перед сном.
Несмотря на название, чай был самый настоящий и даже очень вкусный. Хотя и не из липы. А назывался он так в честь Лисы, которая готовила его сама из каких‒то особых трав.
Однажды весенним вечером Лиса, как водится, поставила самовар. Серый же, в ожидании угощения, задумчиво рисовал на белоснежной салфетке маленьких свинок. Постепенно это занятие захватило его. От усердия он высунул язык и склонил голову на бок. Свинки становились все крупнее и крупнее. Последняя вышла особенно похожей на настоящую, и Серый радостно закричал:
‒ Во! Смотри, Липа, какая получилась!
Лиса, глянув на рисунок, запричитала:
‒ Батюшки! Да что же это такое! Ты мне всю салфетку засвинячил! Лучше бы сходил дров наколол, если лапы чешутся!
‒ Мне лапам не скучно! Мне голове скучно!
‒ Правильно говорить «моим лапам» и «моей голове».
‒ Ладно, ладно! Твоим лапам и твоей голове, – согласился Волк.
‒ Какой-то ты дремучий, Сергей! Этак и я с тобой, того и гляди, одичаю. Книжки бы какие лучше почитал, чем по лесу целыми сутками носиться.
‒ Сколько книжек не читал ‒ новых букв не повстречал! А если серьёзно, так я читаю! – начал оправдываться Волк.
‒ Что ты там можешь читать? Отродясь тебя с книжкой не видела.
‒ Эту… Как ее… Зоологию! Во!
‒ И что вычитал?
‒ А по зоологии мы с тобой получаемся одинаковые. Э-э-э… молоко-питаю-щи-е хищники, ‒ по слогам выговорил Волк трудное слово с ударением почему-то на «ю»..
‒ Ты меня-то с собой не ровняй! У меня вон пра-пра-бабушка у самой императрицы на шее висела.
‒ Пра, пра, пра, – пробубнил волк под нос и, хлебнув чаю, заметил, – я не к тому, к чему ты, я к тому, что, может, зря мы эти… ну, на молоке, в общем. Хочется-то, чего-то другого хочется…
‒ Ну вот, завёл старую песню, – сказала Липа с упреком. ‒ Забыл? Времена теперь другие. За самую завалящую курицу перед всем лесом отвечать придётся.
Друзья налили еще чаю и в молчании принялись за баранки, которые вдруг стали казаться безвкусными… Разговор не клеился, и, посидев еще немного, они распрощались.

Всю дорогу домой расстроенный Сергей был хмур и даже не обратил внимания на луну. Ночью ему снились упитанные куры, которые гонялись за ним и хотели его съесть.
Когда Липа убирала со стола, на глаза ей попалась салфетка с рисунками. Лиса долго разглядывала их и о чем-то думала. Заснула она лишь под утро, а проснувшись и едва управившись по хозяйству, отправилась к Волку.
Читать далее...

 
21:34 10.08.2012
Inessa Parker опубликовала запись

Песочные часы бабушки Устиньи

Четверо их осталось в этой деревне. Марья, Устинья да две Пелагеи. Молодёжь разъехалась, а старики поумирали. Если бы не кладбище, что через дорогу, то совсем скучно было бы жить старушкам в деревне. Кладбище это тоже было старое. Хоронили на нём только тех, у кого было место за оградкой рядом с родными. Зато с ранней весны и до самой осени часто посещали это кладбище родственники и друзья умерших. Приводили в порядок могилы и поминали тех, кто там лежал. Ну и к старушкам иногда обращались, кто воды просил попить, а кто за каким инструментом. Лопатой, граблями или метёлкой. А бабушки и рады. Поговорить есть с кем.

Несколько лет назад приезжал в деревню младший сын бабы Устиньи , Алёша. Завёз машину песка и собирался печку переложить в доме. Из-за чего произошла размолвка, баба Устья уже и не помнит. Только хлопнул дверью сын и уехал не попрощавшись. После этого дня ни духу о нём ни слуху. А куча песка так и осталась у дома. Песок тот был мелкий, чистый и цвета совсем необычного ярко-оранжевого, почти как в песочных часах. Люди, что с города, часто просили у неё ведро-два того песка , чтобы посыпать дорожку к могилке и рядом тоже. Берите , берите! Вон куча какая! Ей и самой приятно, когда люди к ней обращаются, и она ещё кому-то нужна.

А однажды Устинья заметила, что куча-то со временем становится всё меньше и меньше. И втемяшилось ей в её седую голову такая мысль. Утекает тот песок на кладбище хоть и медленно но неумолимо, как и дни, что жить ей осталось. Закончится песок , закончится и её жизнь.

Шло время. Совсем маленькая кучка того песка осталась. И двух ведерок не наберётся. Вот тогда и приснился Устинье сон. Как будто меряет председатель сельсовета шагами расстояние от её лавочки до ворот кладбища. Удивилась во сне Устинья. И что это его черти на кладбище понесли? Обычно Иван Степаныч появлялся у них только перед выборами и начинал шагами мерять деревенскую улицу. Всем объяснял, что собирается асфальтировать. И в такие дни был со всеми вежлив и за руку здоровался. А в этот раз совсем по-другому. Прошагал, значит, председатель до кладбища и обратно, а потом подошёл к Устинье. Весь из себя такой строгий, что даже страшный. «Вот что я тебе скажу, Устинья. Толку от тебя в этой жизни как от твоей печки. Никакой пользы, одна копоть. Пора тебе Устинья на вечный покой. Хватит хлеб казённый задарма есть. Даю тебе ровно три дня на сборы. В общем, 29 с вещами на выход или, точнее, на вынос. А не то , живьём закопаю». Сказал Степаныч такие строгие слова, а потом как заржёт. И вовсе это уже и не Степаныч, а настоящий конь чёрной масти. Встал на дыбы, разметал кучку песка копытами и ускакал в неизвестном направлении.

Проснулась Устинья вся в холодном поту. Это же сама смерть ко мне во сне приходила! Начеркала она крестик против 29-го на календаре. Получилось , что одного дня ей не разрешили дожить до своего семидесятилетия. Ну, что ж, видно так на роду написано. И так загостилась на этом Свете. Вот и своего пережила почти на 10 лет, и двух сыновей похоронила. От судьбы не спрячешься. И три дня готовиться не надо. Давно всё готово.

В тот день Устинья с утра сидела на лавочке. Ведь должен же кто-то прийти за её последним песком. Но никто не приходил и не приезжал тоже. Тогда Устинья сама коробочкой переносила тот песок на кладбище. Часть своему умершему мужу на могилку, а остатки на соседнюю. А заодно и сухую траву повыдергала вокруг той могилки. Время у нею ещё было. Очень неухоженной та могила была. А соседям Устинья всегда помогала , чем могла.

Легла Устинья пораньше. Лежала и ждала, когда Костлявая с косой заявится по её душу. Потом вроде бы как задремала. Очнулась от негромкого стука в окно. Стук повторился. Устинья не стала ждать третьего раза, а встала и пошла открывать дверь. На пороге стоял её младшенький Алёшка с женой и ребятишками. «Ты что , мать, гостей не встречаешь? Ну ка веди в дом. Принимай подарки и поздравления. Не приболела ли часом? Грех в такой день болеть. Ставь самовар. Чай будем пить и мириться!»

На следующий день, вся деревня отмечала юбилей бабки Устиньи. Это значит, ещё Марья да две Пелагеи.

Алёшка с семьёй пробыли почти месяц. Устинья не могла на них нарадоваться. Алёшка переложил печку, и теперь она совсем не дымила. И ещё много чего по дому и двору поправил. Марью с Пелагеями тоже не забыл. Кому крышу починил, а кому крыльцо и калитку. Когда пришло время уезжать, провожали его тоже всей деревней. «Не плачь , мать! Ещё свидимся!» А Устинья улыбалась сквозь слёзы. «Конечно, конечно , сынок. Теперь обязательно свидимся».

Гости уехали. Устинья как и прежде каждый день сидит на лавочке. Возле ее избы насыпана куча такого же песка, какой здесь лежал раньше. Сын и в этот раз привёз полную машину песок на ремонт печи, а использовал с той кучи совсем ничего.

«На лет пять хватит пожить на этом Свете. А там, что Бог даст»,— думает старушка. И улыбается…




Владимир Фёдоров

 
21:42 09.08.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

Эдуард Богуш. Лесная история. Радиопьеса.



Действующие лица:

Заяц ‒ старожил леса.
Зайчиха ‒ его жена.
Сиплый ‒ волк, старый друг Зайца.
Волчица ‒ молодая жена Сиплого.
Кабан ‒ лесной хам, беспредельщик.
Лиса ‒ глупая лесная «блондинка».

Картина первая.


Слышно отрывки из «Времена года» Антонио Вивальди «Осень».

Голос за кадром: Густой лес. Осень, конец октября. Последние солнечные деньки. Все живое готовится к зиме. Видна опушка леса, за опушкой лесной бурелом. Среди упавших деревьев и густых кустов терновника, нора Зайца. Оглядываясь по сторонам, через опушку к норе подходит уже немолодой Волк.

Слышны мягкие шаги и легкий треск сухих веток.

Волк (в полголоса): Косой, слышь, Косой, это я ‒ Сиплый.

Голос за кадром: Никто не отвечает и Сиплый начинает нервничать.

Волк (несколько громче): Хорош дурака валять, знаю, что ты дома. Может? глаза у меня не молоды, но нюх-то я не потерял. К тому же след от бурячины, что ты спер с фермерского поля, через весь лес тянется.

Из норы доносится приглушенный голос Зайца.

Заяц: Ну, и стащил, тебе-то что. Ты такое не ешь, а мне семью кормить надо.

Волк: Да чихать мне на буряк, мне поговорить надо.

Голос за кадром: Волк стал нетерпеливо топтаться и даже сплюнул с досады.

Заяц: Нечего нам с тобой говорить, вражья морда.

Волк: Заяц, ты этот театр заканчивай. Дело у меня серьезное, мозги твои нужны.

Заяц: Ага, мозги моего дяди ты уже съел, теперь мои понадобились?

Волк: Нашел о ком беспокоиться. Ты мне еще благодарен будешь, что я слопал твоего дядю. Когда я вспорол его брюхо, там огромная опухоль на печени была. Если б не я, то сидел бы сейчас и кормил своего больного родственничка. А так он даже не мучился. Я его печень муравьям оставил, так потом полмуравейника сдохло.

Заяц: Ага, рассказывай сказки! Так я тебе и поверил.

Волк: Заяц, кончай дурака валять! Я ж говорю: дело у меня к тебе, не до глупостей.

Голос за кадром: Из норы нехотя вылезает Заяц. Он ест семечки и даже предлагает их Волку.

Заяц: Будешь?

Волк: Спасибо, нет, желудок ни к лешему. Короче, дело такое. Барсук уже готовился на зиму ложиться, последние дела с Медведем перетер, свежую подстилку стал заготавливать, ну, короче, все, как всегда, а тут вдруг, ни с того, ни с сего, на него облава. Охотники с собаками дымом из норы выкуривать стали. Хорошо у него четыре выхода, … еле ноги унес. Короче, Ёж меня встретил, предупредил. Барсук в летней бобровой хавыре прячется, с двумя дробинами в заднице. Злой, аж слюна во рту закипает, отлежится, большой разбор будет.
Читать далее...

 
13:43 03.08.2012
Елена Левицкая опубликовала запись

СКАЗ ПРО ТО, КАК ЦАРЬ НАРОД КОРМИЛ

Здравствуйте, друзья!
А вот и сказки. Точнее, пародии на старые добрые русские сказки. Сегодня представляю Вашему вниманию произведение Антона Гринова
"Сказ про то, как царь народ кормил" — первая часть юмористической трилогии в стихах "Куда есть пошла Земля Русская".

Описание этой сказки можно было бы начать такими словами: “В некотором царстве, в тридевятом государстве жили-были царь, царица, бояре с боярынями и детьми боярскими, а также свыше ста миллионов таких же обычных людей. И была та страна молода да не опытна, а потому шатало её по дорогам-перепутьям, соблазняли да обманывали проходимцы разные. Бандиты-мафиози страну на сферы делили, народ, глядя на них, попивать стал да поворовывать.
В этой ситуации, естественно, такое нежное существо как экономика жить не может. Не корысти ради, а только во избежание голодной смерти целой страны, взялся царь искать деньги на пропитание…”
Так как в тяжёлых условиях на первый план выходят первичные потребности, то первая часть трилогии посвящена поиску царем хлеба насущного. Но подобные искания сильно затруднены вороватым окружением, глобальной нестабильностью и подвержены воздействию воли случая. Потому в следующей части перед царем появятся неожиданные и еще более сложные проблемы и задачи.
Можно вечно ругать (или хвалить) того или иного монарха, его цели и методы их достижения, а можно посмотреть на историю через призму юмора.


Отрывок.
В некотором царстве,
В тридевятом государстве,
Где каждый мужик – дегустатор,
Жил царь – великий администратор.
Был тот царь в версту ростом,
И переспорить его не просто.
Когда выступает, министров пугает,
Бояр страшит, да народ смешит.

То законы мастрячит, то по сцене скачет.
С виду простак, но коль что не так:
Рожу корчит, ногами топочет;
Госдума трясётся, а народ смеётся.

Сдержан был, но не вполне, в политической борьбе.
И бывало, раза два обрезал врагам права.
Оппонентам напрямик гнал под окна броневик.
Спьяну мог отмордовать, приходилось убегать
От него за три версты оппозиции в кусты.

В трудный год лихих времён
Царь был властью наделён:
Так меж классами большая
Пропасть выросла при нём.

Кто к короне ближе всех,
Тот и праздновал успех.
И министры наживались,
Разлагаясь от утех.

А в стране от их растрат
Наступил развал-разлад:
Зубы клал народ на полку
В ожидании зарплат.

И какая-то фигня
В день творилась изо дня:
Забастовки и попойки,
Да разборки и резня.

А народ всё ждал чудес:
Вдруг в страну придёт прогресс.
Вроде бы монарх смышлёный
В этот раз на трон залез.

На царя понадеются, да обстановка никак не изменится.
В этакой беде помочь бы де…
Бояре печалятся, да ничего не получается.
Помочь бы надо хлебом да виноградом,
Луком, да капустой, но в казне пусто.
Ведь прошло больше года, как на деньги народа
Куплены Канары для тех, кого надо сажать на нары.
Как ни верти ‒ к соседним царям за займом идти.
Чтобы знать у кого сколько взять,
Необходимо иностранных послов позвать.
Послы все разные, на лицо безобразные.
Глазами шасть – чего бы украсть.
На печи наживы не ждут,
А во дворец валом прут.
Царь (слугам): Мне сюда без лишних слов
Призовите всех послов.
Вдруг дадут взаймы за дружбу,
За незыблемость основ.

Гостя жду к столу того
(для начала одного),
Что приходит постоянно
В галстуке при кимоно.

Сей посол, будь он не лад,
Сахалину будет рад,
Да за островок накормит
Бедный наш электорат.
Читать далее...

<< назад вперед >>
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
Август 2013
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Подарки

Загрузка...
Войти